Новые глобальные резервные валюты мира

Статус рубля как глобальной резервной валюты, кажется, стал фетишем для российских властей. Но в Москве путают причину со следствием: высокое звание лишь побочный эффект мощной и диверсифицированной экономики. Так, в нынешнем году список валют, упоминаемых МВФ в отчете о структуре мировых резервов, должен пополниться двумя новичками. Клику резервных будут причислены канадский и австралийский доллары. Между тем ни Канада, ни Австралия не прилагали к этому ни каких особых усилий. К тому же новый статус может оказаться не только благом, но и угрозой для экономик этих стран.

Стоит ли рублю стремиться к вожделенным лаврам «резервистов»?

В чем сегодня Центробанки мира держат свои валютные запасы?

Существующая статистика показывает важную тенденцию: мир медленно, но верно берет курс на валютную многополярность, отказываясь от традиционных валют в пользу новичков. С 1999 года МВФ приводит в отчете Currency Composition of Official Foreign Exchange Reserves (COFER) доли пяти валют, на которые приходится основная масса мировых резервов: американского доллара, евро, японской иены, британского фунта стерлингов и швейцарского франка.

На шестой строке прочие валюты. Доллар США по-прежнему вне конкуренции, хотя его вес снижается с 71% в 1999 году до 61,8% в третьем квартале 2012го. Несмотря на хронические дефициты и долговые проблемы Соединенных Штатов, «американец» вряд ли в ближайшем будущем сдаст свои позиции. Ему просто нет альтернативы валюты, которая сравнилась бы с ним по степени распространения, ликвидности и уровню доверия. Одно время на эту роль прочили евро, однако европейский долговой кризис сильно подточил стабильность единой валю ты. Ее доля в запасах также сокращается с 27,7% в 2009 году до 24,1% в третьем квартале 2012 го.

Доли иены, фунта стерлингов и швейцарского франка последние пару лет изменялись мало. А вот вес «прочих валют» заметно увеличился с 1,3% в 2001 году до 5,5% сегодня. Именно в их пользу проистекает перераспределение в мировых государственных кубышках. Причем быстрее уходят из традиционных валют развивающиеся страны: у них доля «прочих» в третьем квартале 2012го составила 6,6 против 4,6% у развитых.

Учитывая, что многие развивающиеся страны держат в секрете структуру своих резервов, в реальности этот процент может быть и выше. И скорее все го, рост категории «прочие» во многом обеспечили канадский доллар, «луни» (название птички, изображенной на монете в 1 доллар), и австралийский доллар, «оз-зи» (так именуют себя жители Австралии). В отчете COFER за первый квартал нынешнего года они должны появиться отдельной строкой.

Только вот в чем именно государства хранят свои сбережения? Мы знаем о валютной структуре только 56% резервов, или 6 трлн. долларов. И если развитые страны демонстрируют в этом вопросе относительную прозрачность (известны подробности о 89% их резервов), то во что вложены средства «молодых» экономик, известно лишь на 39%. А ведь именно политика последних была бы особенно интересна, учитывая скорость, с которой они увеличивают объем своих запасов. Китай, обладающий крупнейшими резервами в мире, вообще не фигурирует в отчетах МВФ.

 


 
 
top