Интервью Александра Любимова про деньги

В середине прошлого года известный тележурналист и продюсер Александр Любимов покинул пост первого заместителя генерального директора телеканала «Россия», что бы заняться публичной политикой. Любимов вошел в команду Михаила Прохорова сначала в рамках свернутого проекта реанимации партии «Правое дело», а затем в ходе президентской кампании. В начале года Александр Любимов вернулся на телевидение, возглавив канал РБКТВ, контроль над которым принадлежит структурам все того же Михаила Прохорова, и активно участвует в создании политической партии нового типа, призванной побороться за контроль над российским парламентом в следующем избирательном цикле. По мнению Любимова, сейчас представилась уникальная возможность объединить усилия людей с активной гражданской позицией по всей стране и с их помощью повлиять на изменение политической и экономической ситуации в стране.

В интервью «Нашим деньгам» генеральный директор телеканала РБК, а по совместительству политический консультант рассуждает о том, как политика влияет на экономику, чего он ждет от Владимира Путина после возвращения его на пост президента и о том, как телеканал РБ КТВ будет помогать вырабатывать позитивную про грамму развития страны.

Ваши ощущения от участия в последней выборной кампании?

Очень позитивные. Правильно выбранная стратегия это успех в любом деле. А построению нашей стратегии очень помогает недооцененный Владимиром Путиным гражданский протест и усталость людей от происходящего в стране. Путин показал, что в определенный момент он потерял политическое чутье. Надеюсь, что после инаугурации оно чудесным образом восстановится. В против ном случае нашей стране в ближайшие годы будут угрожать очень много рисков.

Вы полагаете, что Путин, вернувшись в президентское кресло, как то изменится?

Я надеюсь, что Путин понимает: недооценивать происходящие в обществе процессы не стоит, и решением проблем не является простая раздача людям денег, будто единственной ценностью, которая сегодня объединяет россиян, является нажива. Этого недостаточно для того, чтобы сохранить целостность страны и обеспечить России устойчивое развитие. Стране нужно как минимум 10 лет нормального поступательного движения вперед. На кону столько важных процессов, которые должны вывести нас как нацию на другой цивилизационный уровень, что интересы властной верхушки меркнут перед всем этим. Тем более что представители этой верхушки на поверку оказались неэффективными собственниками, неэффективными менеджерами. И дело не в судьбе Путина и его окружения.

Меня интересует моя семья, мой бизнес и моя страна. И если выяснится, что нами правит человек, который потерял политическое чутье, это будет крайне печально. Мы по собственному опыту знаем, что события могут развиваться очень стремительно, и уже ни о каких шести годах спокойного президентства речь идти не будет А мы действительно являемся свидетелями системного слома: на смену одной модели приходит другая. Та, прежняя, остается в прошлом, новая ждет нас в будущем.

Причем, кто бы что ни говорил, но Путин олицетворяет прошлое. Его историческая задача сейчас состоит в том, чтобы, вернувшись в кресло президента, провести соответствующие ре формы и создать условия для прихода к власти человека, способного адекватно отвечать на возникающие перед страной вызовы. Не важно, как его будут звать, важен сам принцип. С высокой степенью вероятности следующий президент России будет действительно демократически избранным президентом.

Как вы представляете себе сторонника партии или гражданского движения, которое планирует создать Михаил Прохоров с единомышленниками?

По последним данным социологических опросов (а к ним тоже нужно относиться критически), у новой партии потенциальная поддержка на уровне 18% избирателей. Мы точно не знаем, кто эти люди. Для себя вывели такую формулу: это кормильцы, люди, которые научились зарабатывать и способны самостоятельно содержать свои семьи. Но это может быть и бабушка, которая всю жизнь отработала на каком нибудь сложном производстве в СССР, получала хорошую пенсию, но в результате крушения Союза потеряла почти все. Может, она всю жизнь страдала от то го, что не может уделить время сыну, потому что много работает, и теперь выяснилось, что именно сын ее сейчас и содержит.

В этом плане она может голосовать за нашу партию Вопрос скорее в том, насколько совпадает гражданский протест (условная Болотная) с электоратом новой партии. Тут, я думаю, много расхождений. Плюс проблема анализа заключается в том, что отсутствие политической борьбы и конкуренции привело к тому, что борьбы идей вообще нет. В политике действуют симулякры или спойлеры, которые ведут избирательную борьбу не с тезисами о будущем, а с эмоциональными хлест кими формулировками, обращенными к каким-то человеческим слабостям, комплексам (типа комплекса уничтоженной страны). Это безопасная риторика в том смысле, что ты не скажешь ничего такого, за что в будущем нужно будет отвечать. И граждане всю эту политическую наживку пока заглатывают. Так что Прохорову и нам вместе с ним было и будет тяжело. Однако надеюсь, что подобное положение вещей поменяется.

И что даст изменение положения вещей, о котором вы говорите?

Это даст возможность принимать оптимальные для страны решения и обеспечить ее развитие. Собственно, когда появляется политическая конкуренция, то появляется и возможность спорить. А в споре, как известно, рождается истина. Сейчас же она родиться не может, потому что людям неинтересны про граммы кандидатов. Никто не понимает, в чем разница между Путиным, Про хоровым и Жириновским. Эмоционально, возможно, видят различия, а сущностно нет. Ну, например, что делать с пенсионной системой?

Что делать с образованием? Или как создавать новые высокооплачиваемые рабочие места?

Качественной публичной дискуссии, соревнования идей ни по одной ключе вой проблеме сегодня нет. А если и есть, то они происходят за закрытыми дверями, и принимаемые решения оказываются, мягко говоря, неоптимальными. Мне почему-то кажется, что у Пути на изначально была такая позиция: если люди станут богатыми, они сами на учатся формулировать свои интересы и защищать свои права. Собственно, так и происходит.

Создаются условия, когда в политику могут прийти люди с осознанными гражданскими целями и интересами. Они готовы брать власть для того, чтобы сделать страну лучше. Это очень позитивно. Негатив здесь может быть в другом. Человек, приходя во власть, часто сталкивается с тем, что его представления о добре и зле отторгаются системой, все его попытки что-то созидать разбиваются о стену. Это разрушает психику, люди просто начинают себя плохо чувствовать. Многие из них приходят во власть действительно с искренними намерениями, но система перемалывает их. Вы понимаете, о чем думает чинов ник, прежде чем подписать какуюнибудь бумагу? Не о том, какую пользу он принесет обществу, а о том, как он это объяснит начальнику. Его спросят: «Вот ты подписал, и что, ничего на этом не заработал? Значит, братец, крысятничаешь». Вот так и живем.

И что же, идти во власть, чтобы система тебя перемолола?

Должна же быть какая то альтернатива... Мы считаем, что альтернатива заключается в том, чтобы создавать первый реальный гражданский проект в России, который не является федеральной франшизой. За последние десятилетия в регионах образовалась целая прослойка «профессиональных политиков», которые таким образом зарабатывают деньги, им все равно с кем быть с «Яблоком» или с коммунистами. Сейчас созрело до вольно широкое сословие граждан (прежде всего в городах), которые готовы тратить свои ресурсы и драгоценное время на то, чтобы выстраивать гражданское общество. Собственно, создание механизмов гражданского общества это и есть наша главная задача.

Люди ведь по-разному объединяются: кто-то на почве «синих ведерок», кто-то на почве борьбы с бюджетными «попилами»... Мы должны объединить людей, которые имеют свою гражданскую позицию. У таких людей, я бы сказал, «идеальные намерения», они хотят и могут делать жизнь вокруг более внятной. Таких людей много, но они разрозненны. Если нам удастся их объединить, это будет мощнейшая сила. У нас есть 5 лет, чтобы построить новую эффективную политическую организацию, которая, возможно, получит внушительную фракцию в Госдуме следующего созыва, например, треть депутатских мест. Эта же организация будет претендовать и на то, чтобы ее представитель стал следующим президентом.

Эта организация будет идеологической или станет базироваться на каких то других принципах?

Думаю, что она не будет идеологической, а будет мультибрендовой. Мне кажется, границы этой мультибрендовости довольно просты принимаются только созидательные идеи, которые направлены на создание менее враждебного по отношению к своим гражданам государства. Костяк движения все равно составят состоятельные и состоявшиновременно не приемлют все эти бесконечные разговоры и ничегонеделание.

А дальше можно слепить любую конфигурацию, включая тех же коммунистов, потому что и с ними можно найти точки соприкосновения по ряду вопросов. Движение не может быть идеологическим еще и по той причине, что в мире вообще политические идеи себя исчерпали как рецепт для созидательного развития. Если посмотреть на избирательные кампании в США, во Франции и так да лее, то кандидаты, по сути, говорят одно и то же и проводят одинаковую политику. Все их различия не более чем маркетинговые приемы. В этом плане бизнес победил политику миром правят корпорации, вот и все. Интересы капитала, а не интересы страны или народа двигают политику в мировом масштабе. А в России? А у нас все пока такое карикатурное.

В стране нет политической традиции, нет политических брендов, нет опыта конструктивной политической дискуссии. Либо все разрушить, либо оставить все как есть. Кто у нас правые, кто левые? Относительно чего? Никому непонятно. Разве правящая сегодня верхушка имеет какую-то идеологию? Где надо, они выступают за социальное государство, где надо за махровый капитализм. Текущая политика направлена на поддержку некоего круга лиц, который правит страной и зарабатывает на этом миллиарды. Часть они раздают самым бедным, самых буйных быстро остужают. Какая здесь идеология?

О каких идеях можно при таком положении вещей спорить? Но ведь у того же Михаила Прохорова как кандидата в президенты была программа, которую можно обсуждать. Была, конечно. И смею вас уверить, там много интересного и серьезного. Но ведь никто не хочет обсуждать программу по существу, все опять упирается в эмоциональные оценки. Несмотря на это, обществу нужна позитивная программа, потому что лозунг «Россия без Путина» неконструктивен. Ну, допустим, без Путина, а что потом?

Нужно же понимать, как двигаться дальше. Мы готовы предложить свой ресурс, свою площадку для обсуждения самых важных вопросов, для выработки программы. У нас есть телеканал РБК, среднемесячная аудитория которого сейчас составляет 20 млн чело век. Это много. Причем аудитория эта очень качественная: предприниматели, менеджеры, специалисты, просто интересующиеся граждане. Чем не площадка? Поэтому когда меня спрашивают, что такое общественное телевидение, я отвечаю: «Это РБК». Что такое орган предпринимателей России?

Это РБК. Канал должен защищать предпринимателей, лоббировать их интересы. У нас в сетке вещания стало больше политики, потому что политика определяет условия ведения бизнеса. И мы будем дальше развиваться в этом направлении. У РБКТВ вообще хорошие, на мой взгляд, перспективы. Цензура на федеральных каналах дает нам очень хорошие возможности для роста. Поскольку базовых условий для свободной политической дискуссии в России не создано, этим вакуумом мы и можем воспользоваться. И в заключение: что бы вы сказа ли людям, которые хотят чтоь то изменить в стране, но не очень верят в то, что это возможно?

Я считаю, что сейчас представился уникальный шанс объединить усилия людей с активной гражданской позицией по всей стране и с их помощью повлиять на изменение политической и экономической ситуации в стране. Как бы власти ни пытались выхолостить политическую реформу, процесс уже не остановить. Люди проснулись или просыпаются, в регионах в том числе. Огромное количество людей, которые не удовлетворены существующей ситуацией, которые обладают огромной энергией действия, направленного не на разрушение, а на созидание, могут и должны объединить усилия. Ни в одном деле нельзя достигнуть успеха, если изначально не верить в то, что это возможно. Но и одной веры мало нужно не только говорить, но и делать.

Так что давайте делать


 
 
top